Владимир Вильховский. Живёт в Конаково богатырь

Владимир Яковлевич Вильховский 

Мы познакомились с Владимиром Яковлевичем Вильховским накануне его юбилея. В июле выдающемуся спортсмену исполнилось 90 лет! Имя его было хорошо известно в Советском Союзе, но так редко звучит сейчас. А ведь он добился выдающихся успехов в тяжёлой атлетике: установил 3 мировых рекорда и 3 рекорда СССР, а в 1957 году стал чемпионом мира. И дальше покорял бы вершины, но во время подготовки ко 2-ой Спартакиаде народов СССР, когда Владимир Яковлевич приседал со штангой весом 150 кг, под ним проломилась доска пола… Нога спортсмена провалилась, и он сломал позвоночник. После травмы он смог полностью восстановиться, но деятельность свою сменил на тренерскую. Он известен как заслуженный тренер России, который воспитал трёх мастеров спорта международного класса и 30 мастеров спорта.

Представляя Советский Союз на соревнованиях различного уровня, Владимир Вильховский исколесил полмира, повидал немало красивых мест, но вот душа у него легла к нашим краям. Сейчас Владимир Яковлевич большую часть своего времени проводит на своей даче на Мошковском заливе. О том, как спортсмен, который родился на Украине, учился в Ленинграде, в Москве, а в итоге оказался в окрестностях Конаково, я поинтересовалась в первую очередь.

— Это было ещё в 50-х годах. Вернувшись с очередных соревнований в Польше, я получил телеграмму от друга: «Я отдыхаю в Карачарово. Замечательный курорт! Изумительное место и люди. Приезжай, не пожалеешь!». Друг есть друг, и я поехал. Доехал до Завидово, а оттуда на небольшом катере уже до санатория. На пристани меня уже встречали, потому что мой друг не постеснялся раструбить всем, что приезжает советский богатырь, рекордсмен, чемпион мира и Европы! Естественно, посмотреть на такого «зверя» сбежались все отдыхающие во главе с директором. И вдруг с катера выходит не такой уж большой человек, богатырёк какой-то. Директор человеком понятливым оказался, стал объяснять, что в тяжёлой атлетике я выступаю в самой лёгкой весовой категории. А чтобы силу мою продемонстрировать, нашли какую-то старую штангу килограмм на 140. Сначала снаряд предложили поднять кому-нибудь из отдыхающих. С задачей никто не стравился, и тогда уж  я подошёл. Тогда я был в очень хорошей форме, для эффекта мне нужно было лишь легко оторвать штангу от земли, что я незамедлительно и исполнил. Тут уж все загудели и признали во мне богатыря. Так началось моё знакомство с этими местами. Первое, на что я обратил внимание — это природный уютный покой, тишина, замечательный воздух, крики чаек где-то вдалеке, красавица Волга. Мне предлагали лучшие номера для ночлега, но в первую ночь я решил повести на пирсе, поближе к природе…

Владимир Яковлевич отличился не только в спорте. Он успел окончить два высших учебных заведения. И одно из них — Московский Энергетический Институт, где в дальнейшем Владимир Вильховский слтал преподавателем кафедры физического воспитания. Во время пребывания в Карачарово для Владимира Яковлевича устроили экскурсию по окрестностям, в том числе отвезли в лагерь «Энергетик», где директором в то время был Владимир Андреевич Чередков. Он и признал столичном госте армейского военного?? друга «Вилю». Именно это прозвище Вильховский получил во время службы на флоте.

— Мы с сослуживцем разговорились о работе, о планах на будущее. Все эти разговоры в дальнейшем не остались без внимания. Мне нужно было вывозить куда-то своих ребят на тренировки, и тогда я позвонил Владимиру Андреевичу. Он дал добро, только попросил, чтоб мои молодцы местных женщин не распугивали пугали. Так завязалась наша долгая дружба. Уже через год я привозил в «Энергетик» по 500 человек в год. И не только представителей своего вида спорта, но и лёгкоатлетов, лыжников, гимнастов. Спортсмены мои всем понравились, всему обслуживающему персоналу.  В те годаы «Энергетик» хорошо спонсировался Министерством Ээнергетики, был большим и ухоженным: несколько корпусов для отдыхающих, 8 корпусов занимали пионерский лагерь и несколько ясельных групп. Тогда заботились, чтобы здесь был хороший задел для работников Министерства.

За первые три годы работы в должности начальника спортивного лагеря Владимир Яковлевич успел стать своим человеком. Тогда уже была запущена Конаковская ГРЭС, и он, старший преподаватель МЭИ, водил группы своих студентов на предприятие, знакомил с энергетическими профессиями изнутри. На спорте и преподавательской деятельности умения нашего героя не заканчиваются. Владимир Яковлевич прошел курс медицинской подготовки у выдающегося профессора советского времени Ивана Михайловича Саркизова-Серазини, которого по праву можно считать одним из основоположников лечебной физкультуры и спортивной медицины в СССР. За время обучения ученик узнаёт массу интересной информации о восстановлении опорно-двигательного аппарата. Так началась новая карьера спортсмена, которой он посвятил 25 лет своей жизни, работая в одной из столичных поликлиник. И свой белый халат он снял всего три года назад. Во время пребывания в «Энергетике», Владимира Яковлевича часто просили помочь то одному, то другому. В итоге перелечил он половину Конаковской ГРЭС, включая директора, главного инженера и их заместителей. А потом грянул кризис, знаменитый лагерь закрыли, и больше не за чем было приезжать Владимиру Яковлевичу на конаковскую землю…

— Отпускать меня никто не хотел, и мне предложили остаться, обещая подобрать в этих краях хороший земельный участок. А в советское время москвичам на законодательном уровне было запрещено обосновываться на территории Тверской области. Но меня уговорили остаться и дали маленький клочок земли, около 3 соток, на Мошковском заливе. А мне больше и не надо было, рыбку половить и хорошо. Вместе со мной как-то проскользнули и тоже получили участки по соседству полковник КГБ, замминистра Среднего машиностроения СССР и ещё один профессор из Зеленограда. Так и начали обосновываться, но к зиме нагрянула комиссия из Твери, приехали на 5 чёрных «Волгах». Моим соседям, несмотря на занимаемые должности, сразу сказали уходить. Увидели мой сарайчик, начали интересоваться, кто тут живёт. Ну, им сообщили, что это участок одного очень хорошего спортсмена, участника войны. В итоге решили меня оставить, но сначала убедились, что в сарае моём ничего кроме лопат и граблей не было. Позже я узнал, что соседей по участку вызывали в партком с требованиями положить на стол партийные билеты или немедленно сдать участки. Меня тоже вызвали, но не требовали, а просто сказали, что надо бы сдать, что нехорошо это. Но меня пугать им нечем было, я ведь беспартийный был. За власть было немного стыдно… я своими глазами наблюдал как уважаемый человек, замминистра, с сыновьями своими руками строил дом, сам брёвна таскал, а финал вон какой: убирайтесь и всё тут. КГБэшник после той проверки и вовсе скрылся на несколько лет…

Спустя годы закон отменили, и теперь москвичей на Мошковском заливе очень много. Большинство из них Владимира Яковлевича хорошо знают, и как спортсмена, и как тренера, и как мануального терапевта. Но не будем забывать, что перед нами и участник Великой Отечественной Войны. По словам Владимира Яковлевича, если рассказывать всё о тех страшных годах, то получится не меньше, чем у Льва Толстого. Но несколькими историями он всё же поделился. Владимир Вильховский родился в 1927 году в самом центре Украины. В те годы страна ещё толком не оправилась от революции 17-го года, от пережитого голодомора. Отец Владимира погиб на границе с Монголией, и мама воспитывала его одна.

— Я помню шахтёров Донбасса, которые за свой тяжёлый труд получали по 200-300 грамм хлеба. В очередях за едой стояли и мы с мамой. Крутились в таких местах и бездомные собаки. По большим праздникам кроме хлеба выдавали ещё и печенье. И вот помню, во время выдачи одно печенье падает на землю, к нему сразу ринулась собака, но моя мама оказалась быстрее: схватила с земли и бегом мне в рот.

Когда же началась война, мне было уже 14 лет. К тому времени люди ожили, наладили свой быт. В городах были обустроены парки, где гуляла молодёжь. 22 июня я наблюдал из окна, как в этом парке сидела парочка влюблённых. В тот самый миг началась бомбёжка и когда через несколько мгновений дым рассеялся, они уже были мертвы. Незамедлительно началась эвакуация и долгий путь в эшелоне из Одессы в Узбекистан. Три года я прожил в Бухаре, учился, работал, как мог. Мне уже было 17 с половиной лет, а на руках ни одного документа. Убегая из родного дома, мать не успела захватить с собой ни одной справки. Возраст мой определяла врач, записав день рождения – 5 декабря. На самом же деле я родился летом, но она специально сделала помладше, чтобы меня не забрали на фронт. Но в военкомат я всё равно пошёл добровольно!

По приказу Сталина за номером 60/15, который гласил: «Комсомольцы, на флот», Владимир Яковлевич попал на Дальний Восток. Здесь он прошел окончил трёхмесячные курсы матроса и стал юнгой на большом корабле с водоизмещением 14 тыс. тонн. Роста он был небольшого, но крепкий. Так что во время своей службы был подающим во время атак, каждый снаряд весил около 16 кг. Команда корабля занималась доставкой военно-стратегических грузов, начиная от самолетов, танков и пушек, заканчивая зерном, сахаром и салом. Для этих ребят война закончилась не парадом на Красной Площади 9 мая, а гораздо позже. Ещё как минимум три месяца продолжались на Дальнем Востоке бои за Курильские острова. Только 12 августа 1946 года, благодаря капитану корабля, Владимир Вильховский был командирован в Ленинград, где поступил в мореходное училище.

— Война отняла у нас много того, чем должен интересоваться молодой человек. Учёба, спорт, творчество. Необходимо было строить, создавать новую культуру и отвлекаться от того ужаса, который прокатился по нашей стране. Именно там, в Ленинграде, и началась моя спортивная карьера. Закрутилось всё быстро – Ччемпион Ленинграда, а затем и СССР, мировые рекорды в своей дисциплине. Я своей головой быстро понял, что спорт — это ещё и большая политика. Я помню, как на Олимпиаде в Хельсинки в 1952 году наша сборная по количеству медалей разделила первое место с США. Тогда об этом писали все газеты! Журналисты недоумевали: прошло всего 7 лет после войны, которая разрушила всё, спорта в стране не было. И вдруг СССР набирает одинаковое количество медалей с такой могущественной страной как Америка. Это был нонсенс. Писали много гадостей: что взвешивают неправильно, что штанги у нас с прогибом. И тогда прислали огромную комиссию по всем видам спорта, члены которой решили своими глазами увидеть результаты и проверить снаряды, на которых совершенствуются советские спортсмены. Конечно же, всё оказалось чисто. И тогда это было утверждение нашей страны как Государства.

Каждый советский спортсмен не жалел сил ради победы своей страны. Тогда никто и подумать не мог, что можно какими-то допингами улучшить свой результат. Только упорные тренировки, борьба с нервным напряжением и вера в свои силы. Если подумать, сколько стоит за каждым мировым рекордом, то можно с уверенностью сказать – это подвиг. Но помним ли мы сейчас о былых свершениях…

— Я надеюсь, что когда-то наступит благоприятное состояние, и спорт будут рассматривать как величие человечества. Сейчас же спорт рассыпался – ещё не родилось то общество, которое прильнёт к экранам телевизоров, когда выступает атлет или теннисистка. Сейчас интереснее наблюдать за звёздами эстрады, а не за человеком, который взял и прыгнул на 2,5 метра. Когда умирает заслуженный артист, проводить его собираются огромные толпы. А умирают замечательные спортсмены, с которыми я в своё время был на сборах и видел, с какими кровью и потом достаётся каждый результат, то об уходе таких людей если и пишут, то коротко и вскользь.

Этими рассуждениями о современном мире и о своих взглядах на спорт Владимир Яковлевич предложил интервью закончить, а мне так не хотелось его отпускать. Общение с ветераном войны, живой легендой спорта и просто приятным человеком для представителя молодого поколения – бесценный опыт, которым ни в коем случае нельзя пренебрегать. А мой собеседник торопился, потому что припарковал машину в неудачном месте. Да-да, в свои 90 лет Владимир Яковлевич без проблем управляет автомобилем! И на вид я бы ему больше 60-ти не дала. И штангу он до сих пор поднимает, и в теннис любит поиграть. Так что, напоследок всё-таки спросила о секрете его здорового долголетия.

— Во-первых, нужно быть знакомым со всеми гигиеническими средствами человечества. Во-вторых, соблюдать во всём строгий режим, и без отклонений. Я тренировался в любую погоду, я не ел то, что для меня вредно. Человек должен испытывать чувство голода, если он не выполнил что-то из установленного им режима. Это непросто, но именно к такому нужно стремиться. В итоге, если человек находит меру своего существования, то организм отвечает ему большой благодарностью, что и выражается долголетием.

Беседовала Анна Сабурова