Наша история: ДАЛЁКАЯ И БЛИЗКАЯ

Временный вагонный  посёлок  в Конакове

И  КАК  ЕГО НЕ  СТАЛО  В 70-Е  ГОДЫ  ПРОШЛОГО   СТОЛЕТИЯ

КОРОТКО ОБ АВТОРЕ. После окончания Томского политехнического института в 1956 г. с красным дипломом, Сычёв Иван Тихонович 9 лет проработал на Ангарской ТЭЦ №1. Иркутскэнерго. В октябре 1965 года  переводом прибыл на Конаковскую ГРЭС.  01 марта 1970 года, с должности заместителя директора КГРЭС по капстроительству,  переведён  (по решению партийных органов) на выборную должность председателя исполкома  Конаковского Горсовета. В октябре 1973 года  поступило предложение от обкома КПСС,  перейти на работу в должности первого секретаря  Удомельского райкома КПСС.  В связи с категорическим моим отказом работать в партийных органах, и  просьбой вернутся на прежнее предприятие,  в ноябре 1973 года  переведён  на Конаковскую ГРЭС.   С августа 1974г — зам. главного инженера по эксплуатации.  С   08  декабря 1980года  по август 1988 года  директор  Конаковской ГРЭС.

щщщ Президент Российской  федерации, регулярно обращает  внимание правительства, губернаторов и местных  властей на  ликвидацию острейшей проблемы, расселения граждан страны из временного, аварийного и ветхого не благоустроенного жилья.

Оказывается, до сих  пор в ряде областей страны, немалое количество, исчисляемое  в целом тысячами семей,  проживают в аварийном жилье,  в бараках, во  временно построенных посёлках.

Автор  предлагаемой  статьи не располагает информацией о том, существует ли сегодня такая проблема в Тверской области. Но в 70-е годы прошлого века, в городе Конаково такая проблема была  и существовала  реальная угроза, того, что  снос   временного посёлка, состоящего  из так называемых, вагончиков,   мог затянуться на десятилетия. Старожилы города помнят, в начале шестидесятых годов, строители, прибывшие для сооружения  Конаковской ГРЭС, первым делом начали работу по возведению временного посёлка,  в  виде отдельно-стоящих вагончиков с ограниченными бытовыми удобствами.

Для сведения современной молодёжи этот посёлок  располагался в районе между улицами Васильковского,  проспектом им. Ленина  Набережной Волги и територии автовокзала.

В начале 1970 года, когда уже    завершилось строительство промышленной зоны электростанции,  и  ГРЭС стала выдавать  электроэнергию полной мощностью 2400 тысяч  кВт,   временный  посёлок насчитывал 350 вагонов, в которых проживало 560 семей.

Завершилось строительство крупного промышленного объекта,   и  численность  строителей  и монтажников стала естественно сокращаться. Казалось, их отъезд из города должен  сопровождаться   высвобождением временного жилья с последующим  сносом вагонов. Но этого не происходило. К этому времени было построено несколько пятиэтажных домов по 80 квартир в каждом, и в порядке очереди  строители и работники эксплуатации получали благоустроенное жильё, в том числе и очередники из вагонов.   Но освобождающееся жильё в вагонах,  сразу    стихийно занималось новыми  жильцами.

Такая ситуация   стала причиной серьезной обеспокоенности, прежде всего, областных партийных органов.   Наблюдалось замедление  темпов  ввода новых жилых домов, и, как следствие, снос временного посёлка мог катастрофически затянуться на долгие годы, а то и  на десятилетия.

Областному партийному руководству тогда было известно, что во многих областях страны,  оставленные после отъезда строителей,   бараки и временные посёлки переходили затем  на  баланс местных органов власти вместе с проблемой переселения граждан из этого временного жилья.

Автору этих строк, на заре своего сорокалетия, пришлось вплотную столкнуться с разрешением   этой проблемы.    Оказавшись по воле партийных органов в кресле председателя исполкома Конаковского Горсовета, на первой же   встрече с первым секретарём Конаковского горкома КПСС  Ф. Т. Поляковым и вторым секретарём обкома КПСС В. М. Бельченко, передо мной  была сформулирована задача:     принять меры по ликвидации вагонного посёлка с расселением граждан в благоустроенное жильё. — Если не заняться этим в ближайшие год —  два,  то после отъезда строителей из города,  эта проблема перерастёт в  тяжёлую «головную боль»   местной власти. И это действительно будет так,  поскольку  на эти цели финансирование из государственных источников  не предусмотрено.

Выслушав это поручение, я лишь спустя какое-то время  осознал, какая же это огромная и трудноразрешимая  задача. Не ясно было с чего начинать?   Каким-то образом, узнав о том, что планируется снос временного посёлка, значительно возросло число  жильцов из вагонов на приёмах  к председателю исполкома.

Невольно в промежутках между приёмами приходилось размышлять над тем,  как  отвечать на вопросы посетителей, в какие сроки произойдёт их  переселение  в благоустроенное жильё?    Прикинул чисто арифметически, сколько  же потребуется времени,  чтобы ликвидировать этот  посёлок?  Разделил цифру 560 (число семей в вагонах) на 80 (число квартир в одном доме), и при идеальном случае, когда в год будет вводиться по одному жилому дому, получалось  число  семь. То есть необходимо 7 лет, при условии, что  движение  очереди на жильё для работников эксплуатации Конаковской ГРЭС будет полностью заморожено! Возможно, ли это  сделать практически?   На ГРЭС  в это время на очереди стояло около 700 семей из них почти 50% ремонтного персонала.

Конструктивного ответа на решение проблемы в тот момент не возникало.  Людям приходилось давать  общие ответы, что этот вопрос находится в стадии рассмотрения, как он будет решаться, сообщим позже, и т.д. и т.п. Время шло, шли звонки  от  областного руководства, напряжение вокруг главной проблемы сноса посёлка обострялось, а реального решения по-прежнему не было.

И вот однажды, накануне заселения очередного, законченного строительством жилого дома на 80 квартир,  из обкома КПСС поступает директива:  «все последующие вводимые жилые дома в городе Конаково заселять только семьями из вагонов». —  А как же очереди на предприятиях  ГРЭС и строителей, подумал я, что с этими людьми будем делать?

Этот же вопрос, задал первому секретарю горкома КПСС Воронину И.К.  —  Не знаю, —  ответил  он, —  это директива обкома КПСС, и мы должны её исполнять. —  На этом разговор закончился.

Не найдя способов успокоиться после такой радикальной установки, позвонил директору Конаковской ГРЭС Белышеву В. В.     и    дословно   передал ему директиву  первого секретаря обкома КПСС Корыткова Николая Гавриловича.

Владислав Васильевич — человек весьма спокойный, осторожный в выборе выражений, после моего сообщения, пришёл в такую ярость, что мне стало не по себе. Свою возмущённую речь он закончил словами, — как вы можете так поступать, вы ведь бывший работник Конаковской ГРЭС, и не можете не знать, какое положение с обеспечением людей жильём на ГРЭС. – Но это, же не моё решение, а обкома КПСС, – ответил я,   в телефонной трубке послышались  частые гудки.

Нередко бывает так, что подобные радикальные  установки руководства, вдруг проясняют ситуацию настолько,  что  у  исполнителей  подобных  директив вдруг активизируется конструктивное мышление, появляются  новые мысли   для их рассмотрения и обсуждения.  Сейчас в наше время такое явление  принято называть  «мозговым штурмом». Так получилось, что к разрешению сложившейся ситуации,   были  подключены    подразделения,  которые  занимались учётом и распределением жилья при вводе домов.  Решение  областного партийного органа всех основательно задело.    Располагая информацией  о заселённости жилищного  фонда, включая  семейные и одиночные общежития, как ГРЭС, так и Управления строительства, да и других предприятий размещённых в городе, чьи работники так же проживали в вагонах, родилась схема переселения семей из вагонов. Схема выглядела вполне реальной,  и  обещала найти  компромиссное,   решение.  Сделано было следующее.

  1. Произведена инвентаризация помещений семейных и одиночных общежитий Конаковской ГРЭС, Управления строительства КГРЭС,  других предприятий города на предмет выявления свободных мест.
  2. Определилось число семей, получающих квартиры в водимом доме по очереди, в том числе очередников, проживающих в вагонах, и выявлены  места, освобождающиеся в семейных и одиночных общежитиях, которые следует заселять только семьями из вагонов, очередь которых не подошла.
  3. Освободившиеся вагоны, под контролем милиции подлежат немедленному сносу, исключив их повторное   заселение.

Просчитав варианты такой схемы на момент ввода нового дома, получалось, что возможно переселить из вагонов 30 семей. И далее, при вводе очередных домов из разных источников финансирования действовать по аналогичной схеме, с привлечением  к этой задаче всех предприятий размещённых в городе.

Так совпало, что как только мы изучили такой вариант, в горком КПСС последовал очередной звонок  первого секретаря обкома с вопросом, — как дела с заселением вводимого дома семьями из вагончиков? – Секретарь горкома ответил, —  пока рассматриваем возможность, как это осуществить, но председатель исполкома горсовета Сычёв И.Т. категорически против того, чтобы  на 100%  заселять дома семьями из вагонов. —  Не знаю, что ответил на это первый секретарь обкома, но мне секретарём горкома было сообщено, чтобы мы   оба должны немедленно  выехать  в обком КПСС.

Молча, заняв  места за большим столом в кабинете первого секретаря обкома партии,  ожидали начала  неприятного для нас разговора. Николай Гаврилович прервал наше молчание  вопросом,  — кто  из вас доложит  о выполнении указания обкома по переселению жильцов  из вагонов? —  Попросил слово я.  Как сейчас помню, начал с того, что – «отдавать полностью вводимый дом под заселение жильцами из временного посёлка нельзя».    На Конаковской ГРЭС — заказчике на строительство дома,  на очереди стоит 700 семей,  в которой 50 % нуждающихся из состава ремонтного персонала, а ремонтники, работающие в сложных условиях труда, — это тяжёлый народ,  и  я не берусь предсказать последствия, которые могут произойти, после того, как мы официально объявим им об этом. – После этих моих слов возникла небольшая пауза, которую затем прервал  Николай Гаврилович.

— «Тяжёлый народ говоришь? —  а что вы можете предложить хотя бы для начала ускоренного разрешения  проблемы переселения?» –

Подробно изложив ему свой  вариант, при котором, и очередники получат своё, и начнётся реальное  освобождение вагонов с последующей их ликвидацией. По нашим расчётам с заселением вводимого дома в порядке очереди, из вагонов будет переселено не менее 30 семей со сносом  порядка 10-12  вагонов.  И в дальнейшем, с вводом последующих домов,  сохранится подобная схема ликвидации  временного посёлка

Похоже, информация с нашей стороны, в части непредсказуемости действий ремонтного персонала  ГРЭС,  в какой-то степени  смягчила настроение первого секретаря, он сказал,  — «хорошо предложение принимается,    но должен вас предупредить, что с вводом  предстоящего дома   должно быть переселено семей из вагонов не меньше названной вами цифры». — Нам оставалось,   молча  кивать головами о  принятии   этой установки

Своё обещание мы  даже перевыполнили, было переселено  33 семьи. Начало сделано, схема начала работать. С вводом последующих домов, число переселённых семей, возрастало и, забегая вперёд, когда   через 3 года и 8 месяцев,  покидая пост председателя исполкома в октябре 1973 года, из 350 вагонов оставалось 15 не снесённых.

После возвращения из обкома меня не оставляла мысль, как важно в подобных ситуациях иметь собственное решение.  В описанном случае  оно, безусловно, родилось при административном нажиме  областного партийного руководства. Но, оглядываясь на  свой жизненный  опыт,  убеждаюсь  в том, что   уходить от поиска  путей преодоления  не решённых проблем   нельзя.   Обязательно возникает  идея или  появляется, какой- либо случай, когда открывается возможность для  их разрешения.   В моих изданных воспоминаниях, описано несколько подобных моментов,  когда возникали   тупиковые ситуации. Но всегда  находился  выход.  Прежде всего, это касалось      строительства важных социально-культурных объектов в нашем городе. (Д.К. Современник, спортивный комплекс с бассейном, здания районного МВД и др).

А первый секретарь обкома, как мы поняли  позже,  прекрасно понимал, что, отдавая   директиву,   не имел ввиду, застопорить очередь на жильё  работников ГРЭС,  он рассчитывал, что его  директива  подтолкнёт   местные  партийную  и муниципальную власти  к  более энергичному поиску решения по  ликвидации временного посёлка.   Так оно и произошло.

Сычёв Иван Тихонович

Почётный гражданин Конаковского района.