Матвей Сидорович Кузнецов

Имя в истории города: Кузнецов М.С.   Матвей Сидорович Кузнецов

 Имя Матвея Сидоровича Кузнецова – самое значительное  в истории нашего поселения. Он родился в 1846 году, в деревне Новохаритоново Бронницкого уезда Московской области.  Прадед Матвея Сидоровича, Яков Васильевич Кузнецов, деревенский кузнец, в 1812 основал здесь небольшой заводик. Два года спустя его возглавил сын Якова — Терентий. Решив расширять отцовское производство, он построил новый завод  в Ликино-Дулево Владимирской губернии. Сын Терентия — Сидор, приняв от отца бразды правления, продолжил его дело. Основание фабрики в Риге – его вклад. Фарфоровое производство росло, принося немалые доходы.  Сидор Терентьевич прослыл миллионщиком и даже подарил Екатерине ΙΙ сервиз на 200 персон, мечтая получить звание «Поставщика двора Ея Императорского Величества». Попытка оказалась неудачной , хотя во дворце сервизом с удовольствием пользовались и даже заплатили за него спустя полгода.

Простое происхождение не стало для Матвея Сидоровича препятствием в жизни. Он получил достойное образование и смог стать весьма значительной и уважаемой фигурой в истории Российской империи, верша достойные дела. Однозначной оценки его деятельности, впрочем, не было и нет. Некоторые говорят, что он делился лишь малой толикой того, что зарабатывал, эксплуатируя своих рабочих. Разнятся также данные о количестве предприятий в его фарфорофаянсовой империи, о количестве наследников в его семье и некоторые другие данные.

18-тилетний Матвей Сидорович становится во главе всех заводов семьи Кузнецовых в 1864 году. Но до достижения совершеннолетия  — 21 года, он находился под опекой зятьев, мужей своих сестер М. В. Анисимова, А. Я. Щепетильникова и С. В. Балашова. Через год он женится на дочери богородского купца Надежде Вуколовне Митюшиной, в браке с которой родилось девять детей.

 В  1867 году он стал единовластным хозяином предприятий. Это было сложный период для экономики России: после отмены высоких таможенных тарифов для иностранных производителей в Россию хлынул поток недорогих товаров из Европы. Российские предприятия, находившиеся ранее в льготных условиях, стали испытывать трудности, многие разорялись. Матвей Сидорович решил расширяться.  Благодаря коммерческому таланту, предприимчивости, исключительной изобретательности в решении производственных задач и коммерческих вопросов, он не просто продолжил дело своего отца и деда, а вывел его на качественно новый уровень. Шаг за шагом он создавал фарфорофаянсовую империю, куда постепенно вошло 18 предприятий, оснащенных по последнему слову техники. Для эффективного управления ею в 1889 году было учреждено «Товарищество производства фарфоровых и фаянсовых изделий М.С. Кузнецова». Предприятия Товарищества выпускали две трети всего производства керамической отрасли России.

В 1870 г. он покупает завода Ауэрбаха в  сельце Кузнецово Тверской губернии. Это  первое самостоятельное приобретение молодого фабриканта, ставшее краеугольным камнем его фарфорофаянсовой империи. Что касается фабрики в Кузнецово, то сразу после его покупки новый хозяин проводит его техническую реконструкцию, устанавливает три паровых котла, паровые машины, строит новые кирпичные корпуса, почти вдвое увеличивает число рабочих. Здесь, так же как и на других производствах, постоянно усовершенствуется и технологический процесс. Паровые и электрические машины, электрическое вибросито для просеивания сухой массы, цилиндры Альсинга, автоматы для формовки чашек, аэрографы для распыления красок и прочие технические новинки внедрялись практически сразу после того, как они появлялись в Европе. Были и собственные секреты. Например, специальная обработка сырья: глину в течение года хранили в подвалах массозаготовочного цеха, не употребляя — «летовали». За это время она становилась пластичней. Определенные требования предъявлялись и к качеству торфа: применялся лишь сухое, выдержанное топливо, добытое до 20 июля. Только такой считался пригодным  для обжига фарфора.

Сразу после приобретения предприятия был основан Кабинет ассортиментных образцов, где хранились образцы выпускаемых изделий, формы, по которым они делались и необходимая техническая документация к ним. Благодаря этому мы и знаем что именно выпускалось на фабрике.

15 постоянных торговых центров в Петербурге, Москве, Одессе, Харькове, Варшаве; торговал на двенадцати российских ярмарках, а также в Персии, Турции и на Балканах грамотно продвигали товар, одновременно изучая потребительский спрос и вкусы покупателей. «Товарищество М.С. Кузнецова» стало крупнейшим поставщиком фарфора, фаянса, майолики и других видов изделий на мировом рынке. 

И звание «Поставщика двора Его Императорского Величества», о котором так мечтал его отец, Матвей Сидорович все-таки получил, как лучший из лучших в своей отрасли, в 1892 г. вместе со званием Коммерции советника, которое было Высочайше пожаловано за «полезную деятельность на поприще торговли и промышленности».

Главным, что делало изделия «Товарищества М.С. Кузнецова» столь великолепными — высочайшая квалификация мастеров. Имена большинства их них, к сожалению, не сохранились, ведь Матвей Сидорович был сторонником коллективизма. Но, именно благодаря их труду и таланту, завоеваны многочисленные награды и медали , в основном золотые,  на всероссийских промышленных выставках в Москве (1870, 1872, 1882) и Нижнем Новгороде (1896), на международных выставках в Париже (1889, 1900), в Реймсе (1903) и Льеже (1905), на азиатских и американской выставках.

                          savvino                                                        tarelka1                                   

 

 

 

 

 

 

 

Наиболее грандиозным был успех на Парижской всемирной выставке 1900  г., где фаянсово-эмалевый иконостас, созданный на Тверской фабрике, получил главную награду – Гран-при,  а сам фабрикант был удостоен Ордена Почетного легиона – главной награды Франции.  Иконостас был куплен русским П.П. Рыковым и установлен в  церкви  в чешском городке Марианские Лазни.

Матвей Сидорович реализовал себя как личность настолько полно и всесторонне, что остается только удивляться тому, как много было в нем энергии, и сколь разнообразными талантами он обладал.

За заслуги перед Отечеством и обществом в июне 1870 М.С. Кузнецов  был возведен в звание потомственного почетного гражданина; в ноябре 1881 — избран членом Московских детских приютов Ведомства учреждений Императрицы Марии. В сентябре 1882, будучи представленным Александру III, он поднёс императрице Марии Федоровне понравившийся ей фарфоровый чайный сервиз, за что ему была объявлена Высочайшая благодарность; в мае 1883 был Высочайше пожалован орден Св. Станислава 3 степени за полезную деятельность на поприще фабричной промышленности; в августе 1883 была объявлена через комитет общества Трудолюбия в Москве Высочайшая благодарность за устройство и содержание бесплатных народных столовых для отпуска обедов беднейшим жителям Москвы во время пребывания здесь Их Величеств по случаю празднования Священного Коронования; в декабре 1887 был Высочайше пожалован орденом Св. Анны 3 степени за устройство на Рижской фабрике часовни в память 25-летия царствования императора Александра II. В ноябре 1888 была объявлена признательность Министерства Народного просвещения за сделанные пожертвования на пользу дела Народного образования. Были и иностранные награды – Орден Бухарской звезды, Орден французского Кавалерского Креста, Орден Почетного легиона.

М.С. Кузнецов принимал участие в разработке экономических законов России, в частности, «Закона об использовании транспорта», по которому снижались расценки на перевозку оптовых поставок по железным дорогам России. Благодаря его усилиям возник Российский Взаимный Страховой Союз и Союз стеклозаводчиков и фарфорофаянсовых фабрикантов, состоялся съезд  фарфорофаянсовых фабрикантов. Он являлся членом Нижегородского ярмарочного отделения ОДСРТ и П., членом Московского купеческого общества, выборным Московского Биржевого Комитета, гласным Московской городской Думы, членом общества попечения о раненых и больных  воинах, Московского Совета детских приютов Ведомства учреждений императрицы Марии, Общества  спасения на водах, Пятигорского благотворительного общества, почётным членом общества «Санаторий» Ессентукской группы КМВ, почётным попечителем Рижской гимназии Императора Николая I и т.д

Но главное его кредо – широкая благотворительная деятельность. Осуществляя ее, он руководствовался не личными предпочтениями и склонностями, а интересами общего блага. Он не коллекционировал предметы искусства, не содержал театров. Зато он строил школы и больницы, приюты и дома для рабочих. В основном на его деньги и на его земле был построен первый деревянный, а затем каменный храм Иоанна Богослова в г. Ликино-Дулево, Православный храм в честь Святого Благоверного князя Александра Невского у нас, в Кузнецово. Строительство храма во Имя Тихвинской иконы Божьей Матери мы также считаем его заслугой, но храм открыл свои двери для прихожан в 1914 г., а тремя годами ранее Матвей Сидорович покинул этот мир. Следовательно, храм возводился уже его наследниками, но, безусловно, на те средства, которые заработал еще Матвей Сидорович.

Он также был религиозным лидером – председателем Московской старообрядческой общины Рогожского кладбища, непререкаемым авторитетом для единоверцев.

Матвей Сидорович Кузнецов скончался в ночь с 8 на 9 февраля 1911 г. от апоплексического удара. Наследники весьма успешно продолжили его дело. Однако, после революции 1917 года предприятия Кузнецовых нацио­нализировали. Какое-то время они испытывали трудности, как и вся страна. А вот перестройку и последующие изменения не все прошли успешно. Конаковский фаянсовый завод исключен из реестра российских предприятий в 2007 г. Изделия Кузнецовского периода стали антиквариатом и украшают музеи и частные коллекции.

В советское время модный сейчас «кузнецовский» фарфор и фаянс считался безвкусицей, мещанством и пошлостью. Лишь в конце прошлого века искусствоведы Тверской картинной галереи оценили его по достоинству. В выставочных залах Твери прошло несколько концептуальных выставок. В Императорском путевом дворце прошли выставки «Галантерея и багатель», «Кузнецовский модерн», а также любопытнейшую вставку декоративной скульптуры 18-19 веков, на которой продукция кузнецовских мастеров соседствовала с мейссенскими и севрскими статуэтками; в музее Тверского быта показали выставку тверского крестьянского быта, где среди картин Алексея Венецианова, Григория Сороки и других экспонатов были представлены и предметы, сделанные на нашем заводе до революции 1917 года. Появились публикации тверских искусствоведов О. Пиотровской и Л. Тишковой, где изделия кузнецовских фабрик называют «высоким стилем», «волшебными цветами», «хрупкими цветами былой роскоши». Искусствоведы ввели в обиход новый термин — «кузнецовский модерн», обозначавший изделия конца 19 – начала 20 века, украшенные затейливым объемным декором.

Все эти публикации были посвящены изделиям, попавшим в фонды Тверской картинной галереи из Кабинета ассортиментных образцов Конаковского фаянсового завода. Конаковцы называли его музеем фаянсового завода и до сих пор еще не пережили горечь его утраты. Однако музей покинул пределы нашего города и этого уже не изменить. Но, возможно, именно это стало причиной того взрыва популярности, какой сейчас переживает «кузнецовский» стиль и стиль «модерн» в целом. Стиль этот, сложный, эклектичный, возник на рубеже 19-20 веков и был популярен довольно длительное время. Затем стал считаться упадочным, декадентским и лишь в начале 21 века, когда в моду снова вошла эклектика, т.е. смешение жанров и стилей, или «микс», как сказали бы современные дизайнеры, модерн стал переживать поистине втосохранившаяся часть усадьбы Кузнецовых в Москве на Проспекте мира. Работа О.Шехтелярое рождение. Жаль, что второе рождение невозможно для конаковкого фаянсового завода.

Ирина Вдовенко