«…И мрамор недвижимый белел передо мной красой недостижимой»

Глебова

«Какая прекрасная галерея могла бы получиться из этих работ!» — это первое, что я подумала, когда я попала в дом к Екатерине Андреевне Глебовой, скульптору, живописцу, графику, керамисту, ставшей волею судьбы жительницей нашего города более четверти века назад. На веранде с идеальным (во всяком случае, на момент нашего посещения) освещением белые, золотые, бронзовые скульптуры смотрелись так изысканно, так томно, что мне показалось, что они рады нашему появлению.

 

Даже бронзовая скульптура малыша, держащего в руках фонарь, казалась кокетливой. Заметив, что он привлек мое внимание, Екатерина Андреевна со смехом рассказала, как ее учитель, скульптор Кербель (Народный художник СССР, профессор, вице-президент Академии художеств СССР), увидев впервые эту фигуру еще гипсовой, воскликнул «Какой мальчик! Надо непременно отлить его в бронзе!». И громогласно рассмеялся в ответ на  тихое замечание: «Это моя дочь, Лев Ефимович…».

 

Пилигрим — странник с идеальными, присущими юному телу пропорциями,  сильный, мускулистый, во цвете лет бронзовый Адам в паре с соблазнительной золотой Евой, протягивающей ему то самое яблоко, что изменило судьбу человечества,  роскошная скульптура «Изобилие», держащая в руках венок из цветов и фруктов, радовали идеальными античными пропорциями, но не казались отстраненными и далекими, как это бывает в залах с греческими и римскими древностями. Они излучали тепло и приветливость.

А вот бронзовым Петру Великому и Петру Столыпину приходится стоять на тесных полках небольшой мастерской рядом с образами современниц 21 века. Может быть, поэтому они показались немного смущенными, отводящими взгляд вдаль. Их бронзовые двойники уже много лет украшают столицу. Персонажи давно ушедших эпох, они не могли позировать скульптору. «Сохранились живописные портреты Петра 1, изображение же Петра Аркадьевича запечатлено на десятках фотографий. Для скульптора — профессионала не составляет проблемы придать лицам объем» — поясняет хозяйка мастерской.

 

«Главное в скульптуре — это идея, мысль,- говорит Екатерина Андреевна,- Поэтому прежде, чем приступить к работе, нужно изучить материал, проникнуться им». Задумав создать скульптурный портрет Чехова, она побывала в доме-музее писателя, посмотрела сотни фотографий, прочитала дневники и письма. Чехов в исполнении скульптора Глебовой получился мудрым, немного уставшим, со взглядом, обращенным в вечность. Он установлен в Национальном медико – хирургическом центра им.Н.И. Пирогова (напомним, что А.П. Чехов был врачом и умер в возрасте 44 лет от туберкулеза).

Такой же ответственный, скрупулезный подход к теме чувствуется и в проекте памятника святому князю Михаилу Тверскому. Мы чтим его как человека, пожертвовавшего собой для спасения народа Тверской земли от войны и разорения.  Скульптор изобразила князя в момент принятия этого сложного решения.  Михаил Ярославич отправляется в Орду, в ставку хана Узбека, зная, что его ждет лютая смерть. Кажется, даже конь, на котором он сидит, понимает это. Очень пронзительная и трагичная работа, трогающая до глубины души и заставляющая задуматься о судьбе великих правителей и о том, чем мы обязаны Михаилу Тверскому. Парадные памятники, изображающие князя в момент торжества победы, не дают такой возможности.

Еще один важный момент в работе скульптора – умение видеть свою работу в пространстве. Скульптура должна гармонировать со средой, в которую она будет внедрена, а не противоречить ей. Если это так, то среда и скульптура начинают работать друг на друга, тогда они становятся рэперными точками и держат все пространство. Иногда даже очень красивые памятники, поставленные без учета окружающего пространства таковыми не становятся. Примером такого идеального взаимодействия Екатерина Андреевна считает уже несуществующий памятник Феликсу Дзержинскому  в Москве на площади его же имени (ныне Лубянская площадь). Кстати, я случайно обнаружила эту бронзовую скульптуру «железного Феликса» несколько лет назад стоящей без постамента в небольшом дворике Музея современного искусства в Москве, на Петровке, в окружении таких же «счастливчиков», снесенных в лихие 90-е. На площади он был величественным и грозным, в новой же обстановке хоть и не потерял достоинства, но вид имел довольно печальный, как и все остальные фигуры. На мой взгляд, все они идеально подтверждают важность гармоничного сочетания скульптуры с пространством.

Скульптура считается сугубо мужским делом. Женщин-скульпторов в истории искусства было немного,  и дело даже не с том, что это занятие предполагает серьезные физические нагрузки. Хотя, это тоже значительный фактор, ведь большую часть времени скульптор проводит, держа в одной руке полуторакилограммовый молоток, а в другой чуть более легкий шпонтик. Екатерина Андреевна считает, что дело в особом складе мышления, в способности  минимальными средствами выражать максимум информации, ведь скульптура — это один цвет и один образ. Женщинам не всегда удается так мыслить.

К тому же, процесс появления готового скульптурного изображения — путь долгий и сложный, в нем задействовано большое количество людей. Екатерина Андреевна в своем рассказе приоткрывает эту «кухню». Сначала скульптуру нужно сделать в глине. Для этого варится металлический каркас, повторяющий контуры будущего изображения. На него  набрасывается глина. На большие памятники уходит несколько грузовиков, поэтому к работе привлекают формовщиков. Затем скульптор дорабатывает его собственными руками. С глиняного образца делается гипсовый слепок, по которому дорабатываются тонкие детали, которые выполнить в глине невозможно. В процессе работы с гипсом изделие должно принять готовый вид. Далее работа попадает в руки помощников, которые при помощи сложных циркулей измеряют ее параметры и в соответствии с этими измерениями обтачивают мраморную (или гранитную) болванку. Затем скульптор приступает в последней фазе работы и доводит свою работу до задуманной формы. Именно об этом этапе работы еще Микеланджело говорил: «Берешь молоток и отсекаешь все лишнее».

Весь этот долгий процесс – колоссальный труд, требующий не только таланта, но и наличия чисто мужских черт характера. Проблемы удесятеряются, если изделие большое. Такое, например, как памятник маршалу Жукову – самая крупная работа Глебовой. Екатерина Андреевна приняла участие в конкурсе, который объявила Тверская военная Академия воздушно-космической обороны им. Г.К. Жукова. Ее проект был принят солидной комиссией, в которую входили генералы и маршалы. И, хотя поначалу планировалось установить во дворе заведения небольшой бюст, в итоге приняли к исполнению трехметровый проект Екатерины Андреевны (в то время Е.А. Татишвили).

Памятник отливали из бронзы в Петербурге на том самом заводе, и даже на той самой площадке, где отливали исполинского Петра работы Зураба Церетели, однокашника Екатерины Андреевны по керамическому факультету Тбилисский Академии художеств. Отливали по частям. Собирать части в единое целое Екатерине Андреевне помогал питерский скульптор В. Виниченко. Три дня и три ночи они не выходили из цеха.  Постамент для скульптуры изготовили в Выборге. Для транспортировки  и установки памятника была создана особая группа. 8 мая 1995 г.  работа была полностью завершена и стремительная фигура маршала была воздвигнута на площади Славы перед Академией.

Эта монументальная работа давала Глебовой право на получение звания Заслуженного художника России. Однако, Екатерина Андреевна посчитала слишком хлопотными возникшие с этим заминки, тем более, что на дворе были лихие 90-е. В то время она увлеклась культурой Индии, часто ездила туда и черпала в этом силы и вдохновение. Открылись другие истины, другие горизонты, да и сама жизнь повернулась другой гранью. Конечно, появились и десятки интересных работ, в основном графических и живописных. Но, пожалуй, они станут темой другой статьи.

Обычно мужчины ревностно относятся к женщинам, посягающим на их мир, но с Екатериной Андреевной вышло иначе. Профессиональное сообщество вслед за Львом Кербелем, непререкаемым авторитетом среди скульпторов, признало талант Глебовой безоговорочно и сразу. Несмотря на молодость, модельную внешность и белокурые волосы.Что касается зрителей, то работы Екатерины Андреевны всегда принимаются с восторгом. Выставки ее работ с успехом проходили в Москве, Твери, Конаково. Она никогда не отказывается участвовать и в общегородских выставках наряду с другими, как профессиональными, так и самодеятельными художниками.

 

Начинающие живописцы часто просят Екатерину Андреевну высказать свое мнение об определенной картине, спрашивают о секретах профессионального мастерства итд. Этот вопрос возник и в нашей беседе – есть возможность ответить сразу всем. Екатерина Андреевна объяснила, что с большим уважением относится к людям, которые занимаются любым творчеством. Присутствие творчества в жизни человека – это всегда хорошо. Но если речь идет о серьезных занятиях, то необходимо профессиональное образование, и тогда что бы ни делал художник, он сделает грамотную вещь. Сама Екатерина Андреевна отучилась в трех высших учебных заведениях, получив образование керамиста, живописца и скульптора.

Талант, данный от Бога, она сравнила с зерном. От человека зависит, как он будет его использовать. Забудет он про него, выбросит ли за ненадобностью, куда он посадит это семя и как будет взращивать . Ведь одно и то же семя может вырасти при определенном уходе красивым, высоким, приносящим сочные плоды, но посаженное в бедную почву, без ухода, вырастет худосочным и бесплодным. Так и талант, данный свыше, требует труда. Амбиции же мешают творчеству и не имеют никакого отношения к таланту. И еще нельзя становится ремесленником. Тогда Божий дар уходит. Жизнь в эпоху перемен, которая выпала на долю нашего поколения, часто требует другого. Но нужно вопреки всему оставаться художником.

Скульптуры работы Е.Глебовой установлены в Москве, Киеве, других городах нашей страны и ближнего зарубежья. Пожалуй, стоит перечислить те, что установлены в нашем крае.  Кроме уже упомянутых, это очаровательный малыш, сидящий на крыше книжного магазина  на Трехсвятской, парковые скульптуры «Материнство» и «Флора», давно ставшие родными для Твери, а также оформление кассового зала нового ж/д вокзала. В Конаково это памятная доска легендарному партизану Великой Отечественной войны Алексею Баскакову на здании КЭК, мемориальная доска В. Васильковскому, бюст В.И. Ленину на проспекте, а также памятник князю Григорию Гагарину близ Карачарово, мемориальная доска директору Завидовской птицефабрики Кашкину в Завидове. Вполне возможно, что появятся и другие, ведь у скульптора Глебовой период расцвета, а наш город активно строится и украшается.

Ирина Вдовенко