Время и историю и возникновения своего фаянсового завода конаковцы знают. Имена его дореволюционных владельцев у нас тоже до сих пор «на слуху». Многие помнят еще музей фаянсового завода, где можно было полюбоваться роскошными изделиями мастеров прошлого и даже позапрошлого века. Но и в этом богатейшем собрании «Ауэраха» было немного.

Считается, что до наших дней дошло не более 20 предметов тех времен. Они занимают достойное место в собраниях Государственного Эрмитажа и Государственного Русского музея. Однако, это не значит, что мы не можем увидеть их воочию. Не беря в расчет дальние музеи и частные коллекции, недоступные для посещений, обратимся к тем собраниям, которые можно изучить – тем, что находятся в нашем городе.

Одно из таких мест – Конаковский краеведческий музей. Белоснежная сухарница в его экспозиции, посвященной периоду 18-19 вв., подтверждает истинность слов Андрея Яковлевича Ауэрбаха о том, что его завод достиг успехов и изделия, которые на нем производят,  хороши по белизне и качеству. Она проста и изысканна, деликатно украшена небольшими завитушками и являет собой пример того  ассортимента, который производился для широкого круга покупателей.

Частный музей «Конаковский фаянс» Ольги Ярцевой, находящийся в библиотеке на Горького, 3,  не так давно также обзавелся предметами той эпохи. Супница из экспозиции этого музея вполне может стать в пару к вышеописанной сухарнице. Она сделана из такого же великолепного белого фаянса,  и даже скромный лепной декор выдержан в том же стиле.

Но особенное впечатление производит миниатюрный белый заварной чайник на ажурной подставке для подогрева. В подставке предусмотрено место для свечи, которая в горящем состоянии должна поддерживать напиток в горячем состоянии. Невероятно изящная вещь!

Интересно, кто им пользовался? Трудолюбивая белошвейка, вышивающая гладью бальное платье капризной аристократке? Или его приносила тихим летним вечером скучающей в деревне барышне горничная в белом переднике? А может, это был поэт, заваривавший себе чаю в минуты вдохновения? Как знать… ясно только, что чаепитие было камерным, ведь при большем количестве участников,  на столе возникал, «блистая» , вечерний (или утренний) самовар. По традиции к чаю подавались колотый сахар, варенье, мед, плюшки, баранки, пастила и тд. И вполне нормально было выпить чашек 6-7, запивая вкусности душистым «капорским», или «китайским императорским».

Обладатель же вышеупомянутого чайного набора, чай пил со сливками: в набор входит такой же белый кувшинчик с резными с дырочками (не с носочком) для разливания, украшенный фестончиками по краю. Хочется верить, что чаевничал все-таки не в одиночестве, а в приятном «tet-a-tet» и за милой беседой. Воображение рисует, что  трепетно мерцающая свеча согревала не только напиток, но и атмосферу, располагала к откровенности. Романтичнее даже, чем камин.

Приятным может стать и посещение обоих музеев. Если представить себе, что за каждым изделием, которое находится в экспозиции, стоит своя история, а это действительно так, то визит может стать еще и очень познавательным. Экскурсоводы накопили огромный запас знаний и с удовольствием с вами поделятся.

Ирина ВдовенкоA16_9191