Вековая история электротеатра «Синематограф»

100_0088

В старой части Конаково, на левом берегу Донховки стоит старинное, напоминающее средневековый замок здание. Это главное украшение нашего города, одна из двух сохранившихся исторических достопримечательностей (другая – главный корпус фаянсового завода). Сейчас местные жители называют его «бывший ДОСААФ». Но за вековую историю существования  здесь обитали учреждения самого разного направления.

Ходят слухи, что здание построил знаменитый Федор Осипович Шехтель. Версия красивая и лестная для нашего города, поскольку Шехтель — один из самых ярких архитекторов конца 19 — начала 20 века, представитесь стиля модерн. Всем хорошо известно, по крайней мере, одно из его творений — здание Ярославского вокзала в Москве. Он построил в столице множество красивых и оригинальных особняков, в том числе для промышленника М.С. Кузнецова, владевшего и фаянсовой фабрикой в селе Кузнецово Корчевского уезда. Шехтелем построен и торговый дом Товарищества Кузнецова на улице Мясницкой. Видимо, именно поэтому и возникла эта красивая легенда. Однако, местные краеведы, знающие историю города более глубоко, эту версию опровергают.

Оказывается, изначально была построена только одна часть здания – шестиугольная башня с  зубчатой, похожей на бойницы крепости крышей. Она служила водонапорной башней для выросшего в этой части села больничного городка. Фабрикант стал строить больницу еще в 80-е гг. 19 века. Фаянсовое производство содержит ряд вредных для здоровья человека этапов. На одном из них глина, песок и каолин размалывались до состояния муки. Взвесь висела в воздухи и забивалась в легкие. Через 15-20 лет работы практически все работники этого цеха заболевали силикозом (профессиональное заболевание, которое возникает при попадании кремнеземной пыли в легкие). Так что больница была необходима. Кроме медикаментозных мероприятий, одним из методов лечения был перевод на работу в живописный цех. Краски и растворители делали из натуральной живицы – сосновой смолы. Вдыхая эти запахи, больной силикозом начинал выздоравливать. Полностью восстановить здоровье, может быть, и не удавалось, но самочувствие значительно улучшалось.

В начале 20 века на Старой Слободке (ныне ул. Первая Набережная),  находились: роддом, инфекционное отделение, хирургия, аптека и корпус, где размещалась больничная канцелярия. Рядом построили дома для врача и медперсонала. Чтобы  облегчить труд медиков, решено было провести водоснабжение в корпуса. Строительством башни, так же как и строительством новых заводских корпусов занималась строительная компания «Торговый дом братьев Потураевых». Архитектор и инженер Н.А. Потураев, руководивший строительством,  решил  поставить ее на пересечении улиц Старая Слободка и Народная, поскольку здесь был ручей, и, следовательно,  вода. До сих пор на берегу стоит бетонный домик, возведенный над скважиной, сейчас ставшей маленьким родничком.

Почва здесь болотистая, встречались так называемые «плавуны». И участок, предназначенный для строительства, пришлось «отсыпать» — поднять на два метра, чтобы укрепить почву. В основном в ход шли отходы фаянсового производства и так называемый бой – битая посуда.   На строительство башни пошел безобжиговый кирпич,  который делали из остатков бетонной смеси, оставшейся от строительства заводских корпусов. Внизу, на цокольном этаже находилось оборудование для накачивания воды. Она поднималась вверх по трубам, проложенным  в стенах,  и наполняла резервуар, расположенный  над третьим этажом, под самыми зубцами. Содержанием и ремонтом оборудования занимался главный сантехник фаянсовой фабрики Е.Д. Курдюков. Помещение отапливалось 14-ю печами, некоторые из них были украшены чудесными фаянсовыми изразцами.

В 1895 г. был изобретен синематограф, быстро завоевавший популярность во всем мире. Вначале оно было доступно лишь столичным жителям, потом электрические театры для просмотра синематографических фильмов стали появляться и в провинции. Крупнейший промышленник М.С. Кузнецов решил построить для рабочих одного из самых доходных своих предприятий эту забаву. Основным мотивом было желание отвлечь рабочих от революционной борьбы. Забастовки 1896 г. и 1905 г., когда рабочие выдвинули экономические требования (сокращения рабочего дня, повышения зарплаты, разрешения на свободную торговлю продуктами в рабочем поселке), многому научили фабриканта и, когда в России вновь стало разгораться революционное движение, он предпринял меры для того, чтобы у рабочих его фабрики не было причин бастовать. Так в селе Кузнецово появился электротеатр «Синематограф». Для этого к уже существовавшей водонапорной башне в 1912-1913 гг. пристроили помещение. Строительство поручили все тому же Н.А. Потураеву. Архитектура здания, внутренние и внешние оригинальные элементы и детали говорят о том, что Николай Андреевич  был поклонником стиля модерн (в котором работал и Ф. О. Шехтель). Он построил очень привлекательное и радующее взор здание, хорошо вписавшееся в существующий ландшафт. Местные жители стали называть его замком инженера Потураева. Недалеко находились Храм Александра Невского (ныне утраченный) и  старообрядческая церковь Тихвинской иконы Божьей Матери (также уже несуществующая). Вокруг раскинулась живописная Старая Слобода — частная застройка фабричных работников. Если представить все это в первозданном виде, то начинает захватывать дух!

Новшество понравилось и два раза в неделю для жителей села показывали кино. Это были немые киноленты и  сеансы, по существующей тогда традиции сопровождала игра тапера – знаменитого в селе Кузнецово, а потом и в г. Конаково музыканта Цветкова А.И. Он играл на аккордеоне и пианино популярные в те времена мелодии. Новшество  понравилось всем, и по воскресеньям посмотреть кино приезжали жители из ближних и дальних деревень, и даже из уездной Корчевы (там синематографа не было). После сеанса в «подвале» (так называли цокольный этаж) частенько устраивали танцы под музыку небольшого оркестра. А иногда перед сеансом, либо после него, выступали заезжие артисты или местная самодеятельность.  Некоторые краеведы утверждают, что выступали даже гимнастки в спортивных купальниках, что, безусловно, привлекало мужскую часть населения.

Позже пристроили  частично двухэтажное, частично одноэтоэтажное  крыло по улице Старая Слобода. То, что оно появилось позже одноэтажного крыла видно по кирпичной кладке (она отличается по цвету). Поначалу над одноэтажным участком была открытая веранда, где по праздникам играл духовой оркестр, развлекая гуляющих по набережной жителей.

На первый этаж в 1914 г. перебрался народный драматический театр, после того как сгорело общежитие для малолетних рабочих, в котором он размещался ранее. В период событий 1917-1918 гг. здание занял отряд Красной гвардии. Штаб революционных сил проводил здесь митинги и политические  собрания. Пламенные большевистские речи перемежались с киносеансами.

После революции, в 1920 г. советское правительство приняло постановление о создании при крупных промышленных центрах рабочих клубов. На фаянсовой фабрике такой клуб создали и определили его местопребывание —  в кинотеатре. Клуб вел  культурно-просветительную и художественно-творческую работу среди рабочих. К 1923 г., когда послевоенная разруха была преодолена, клуб стал центром политической и культурной жизни поселка. Он постепенно рос, появлялись новые кружки: драмкружок, кружок рисования, духовой оркестр и оркестр народных инструментов, шахматно-шашечная  и физкультурная секции и др.

Скорее всего, именно в это время  над верандой построили деревянный второй этаж для библиотеки. Библиотека проводила литературные мероприятия, громкие чтения. Сохранились воспоминания о чучеле медведя, встречавшем посетителей в фойе, с которым здоровались, пожимая ему лапу. Кино, ставшее важнейшим из искусств, тоже показывали тут. Несколько сотен, а может быть и тысяч человек проводили здесь досуг, получали знания, общались по интересам.

В 1937 г. было построено просторное и современное здание в бору ставшее новым домом рабочего клуба. Туда же перебрались  драматический театр, библиотека и киноустановка. Однако, во время войны клубникам пришлось ненадолго вернуться в старые стены, поскольку в ДК расположился военный госпиталь.

В 1945 г. опустевший электоротеатр сменил род деятельности. Здесь разместилось Конаковское художественно-ремесленное  училище,  готовившее квалифицированные кадры для фаянсового завода: живописцев, скульпторов — модельщиков, формовщиков. Ученики получали полное обеспечение: общежитие, трехразовое питание, обмундирование. Существовал строгий распорядок дня и дисциплина: подъем, зарядка, вечерняя поверка с пением Гимна СССР. В столовую и на занятия учащиеся ходили строем, распевая советские марши: «Мы — Сталина питомцы, резервы трудовые!». Возможно, сейчас такая дисциплина покажется чрезмерной, но ученики вспоминают годы учебы как самые счастливые и веселые.

Будущим специалистам преподавали историю СССР, историю керамики, черчение, рисование и акварель, основы композиции. Обучали также премудростям керамического производства на уроках  по общей и специальной технологии. Было, конечно и производственное обучение: три дня в неделю учащиеся работали в цехах под руководством опытных мастеров-наставников. Заботились и о физическом развитии учащихся. И, разумеется, проводились политзанятия. Внеучебная жизнь также была насыщенной — спортивные соревнования, поездки, художественная самодеятельность. Был даже духовой оркестр, который кроме выступлений в доме культуры, играл еще и на танцах. Их устраивали там же, где они проходили и до революции – в подвальном помещении.

Среди преподавателей – лучшие мастера завода, знаменитые художники: художник-скульптор художественной лаборатории ЗиК, член Союза художников СССР Н.А. Литвиненко, главный художник художественной лаборатории Т.З. Подрябинников. Выпускникам присваивали квалификацию, разряд и устраивали на завод по специальности. Многие из них стали впоследствии известными художниками: Вячеслав Шумилов (ставший позже Народным художником СССР), Вячеслав и Геннадий Беляковы, Евгений Беляков, Галина Шубинская, Николай Гаврилов и др. В 1951 г. ремесленное училище закрыли. На смену керамистам пришли трактористы – здесь открыли училище механизации.

В 1963 г. в этих исторических стенах  зазвучала музыка  и звонкие детские голоса. Музыкальная  школа и Дом пионеров прекрасно уживались в двухэтажном крыле. З-й этаж башни занимала семья сторожа,  исполнявшего по совместительству и  функции истопника. 14 печей исправно обогревали юных пианистов и баянистов. В кинозал детей не пускали – помещение считалось аварийным, и детям строго-настрого было запрещено  туда заходить. Цокольный этаж(подвал) тоже не использовали. Ремонт, однако, так и не сделали. В 1967 г. музыкантам дали помещение в здании исполкома, Дом пионеров также нашел пристанище в новом месте.

Некоторое время здесь обитал Госбанк. Они заложили несколько окон: требовалось глухое помещение для хранилищ. Причем эти заплатки отличаются по цвету от основной стены — они из белого кирпича. А  подвал отдали под мастерские школе № 4, несмотря на то что весне подвал затапливало по самые окна. Странно, что выселив обычных детей из аварийного здания, власти сочли возможным пустить сюда детей-инвалидов.

Здание разрушалось: крыша сначала просто текла, затем стала обваливаться. Ее примеру последовала и штукатурка, стал рушиться фасад. Особенно живописным был маленький, захламленный до предела дворик, зажатый между двумя грунтами (жилые дома кузнецовских времен), по которому гуляли наглые куры. Находиться внутри здания стало опасно, и комиссия исполкома в 1967 г. признала его непригодным к эксплуатации. Здание на некоторое время опустело. В том же 1967 г. бесхозное здание предложили военкомату. Приехавший на осмотр военком в ужасе отказался от «подарка».

А.А. Балуева, возглавлявшего  в те годы Конаковский СТК ДОСААФ, эти трудности не испугали, и спортивно-технический клуб прописался по этому адресу. Технари постепенно восстановили раритет. Это, конечно, был добротный ремонт, а не историческая реставрация. Однако, если бы строение не попало тогда в хорошие руки, то очень скоро превратилось бы в руины. Первым делом прочистили основательно забившийся дренаж, и из подвала ушла вода. Появилось центральное отопление, водопровод, канализация. Печи, как часть исторического интерьера сохранили в действующем состоянии, а вот красивый парадный вход с лестницей пришлось демонтировать, иначе стена бы обрушилась. К тому же, деревянные перила и красивая старинная дверь прогнили окончательно, а бетонное крыльцо выкрошилось.

А.А. Балуевс улыбкой вспоминает краеведа Г.В. Лубова, который следил за тем, чтобы делалось все возможное для сохранения исторического облика электротеатра. Поэтому фасад остался нетронутым. А вот металлическую крышу Геннадий Владимирович одобрил. Александр Александрович с гордостью показывает вклеенную в трудовую книжку копию приказа о выговоре за перерасход средств на ремонт здания.

В СТК в течение всего времени существования готовили технических специалистов для народного хозяйства, обучали судоводителей, водителей различных транспортных средств, в том числе и для вооруженных сил. В секциях мотокросса и вводно-моторного спорта занимались сотни юношей. Большой популярностью пользовался радиоклуб. В течении некоторого времени несколько помещений занимало Добровольное спортивное общество «Урожай». С тех пор как в 1999 г. клуб возглавил мастер спорта А.Б. Шилов, здесь находится Федерация водно-моторного спорта Тверской области, которая готовит спортсменов самого высокого уровня.

В конце 80-х разобрали грунты,   и освободившаяся территория досталась СТК.  Появились гаражи и мастерские. Конечно, это не красит внешний вид, но такова необходимость. В целом же руководство клуба всегда бережно относилось к раритетной постройке. Полномасштабная историческая реставрация  в данный момент клубу не по средствам, но А.Б. Шилов, нынешний директор СТК, местный житель и патриот своего города, понимает, что здание имеет историческую ценность и его сохранение считает делом своей жизни.

К сожалению, мечта о возрождении завода и разрушенных кузнецовских храмов сегодня утопия. Но замок инженера Потураева стоит и украшает  наш город, являясь, по сути дела, его главной архитектурной достопримечательностью.

Выражаю огромную благодарность А.А. Глотовой, Н.А. Захмыловой, Е.С. Чаркиной, бывшим ученицам Конаковского художественно-ремесленного училища за то, что поделились со мной воспоминаниями; А.А. Балуеву, директору Конаковского СТК ДОСААФ,  за рассказ о советском периоде; А.Б. Шилову, президенту Федерации водно-моторного спорта Тверской области и директору Конаковского СТК, за то, что с душой относится к зданию,  за экскурсию по его помещениям и рассказ о его истории; потомственному краеведу Л.Г.Ефремовой за возможность познакомиться с материалами из архива краеведа Г.В. Лубова и всестороннюю поддержку; Конаковской МЦБ за кропотливую сорокалетнюю работу по сбору и хранению материалов по истории города.

Ирина Вдовенко